За шаг до военного ответа: на Украине озвучили 5 главных вопросов о переговорах США и России

За шаг до военного ответа: на Украине озвучили 5 главных вопросов о переговорах США и России

В понедельник, 10 января, начнутся переговоры России и США в Женеве.

Это будет первый раунд встреч по стратегической стабильности и гарантиях безопасности в Европе.

На предстоящей неделе из запланировано еще два. 12 января состоится совет Россия — НАТО в Брюсселе, а 13 января — заседание постоянного совета ОБСЕ в Вене.

Но ключевой будет российско-американская встреча.

В Женеву от России прибудет замглавы МИД Сергей Рябков, от Америки — заместитель Блинкена Венди Шерман.

Украинский журналист в статье на «Стране.уа» собрал и пытался проанализировать пять главных вопросов об этих переговорах и о том, какие последствия ожидать Украине.

1. Почему вообще возникла необходимость в этих переговорах?

Формально эта история тянется с обострения на Донбассе весной 2021 года. Когда Россия начала перебрасывать войска на свои юго-западные границы.

Тогда угрозу войны связывали с попыткой Украины и США сорвать достройку «Северного потока — 2» (активизация боевых действий, в которой бы обвинили Россию, могла победить Германию остановить проект).

После этого Байден позвонил Путину, а летом они встретились в Женеве, но о чем конкретно договорились касательно Украины — неизвестно.

Зато вскоре президент США заявил, что американцы более не будут накладывать санкции на «Северный поток — 2». И ситуация несколько успокоилась.

Осенью обострение началось опять. Но уже по инициативе американцев. Они начали заявлять, что Москва готовится к вторжению на Украину.

Что характерно, это отрицала не только Россия, но и Украина, которая обычно поет со Штатами в унисон. Причем в последний раз об этом говорил прямо перед Новым годом глава СНБО Алексей Данилов. По его словам, никто вторгаться точно не собирается.

Такой разнобой в заявлениях «союзников» выглядел крайне странно. И единственное внятное объяснение звучало так: американцы хотят напугать общественное мнение опасностью войны с Россией. И таким образом «продать» Западу некие договоренности с Москвой, которые содержали бы реальные уступки со стороны США и НАТО.

Уступки в том числе — и в первую очередь — за счет Украины. Чем, судя по всему, и объясняется упорное нежелание Киева говорить о «российском вторжении» — то есть подыгрывать американцам в их маневрах.

А вот как понять упорное желание Байдена вообще вести эти маневры и добиваться переговоров с Путиным? Здесь видятся три основных фактора.

1. Для Вашингтона сейчас основной геополитической угрозой является Китай, который стремительно догоняет США по экономике, а значит и по влиянию в мире.

Россия же для КНР является мощной подпоркой, как в ресурсном так и — потенциально — в военном отношении. Как говорят в самой Америке, нельзя допустить союза второй ядерной и второй экономической державы мира.

Именно с этим и можно было связать активизацию Запада по смене политического режима в России за последние годы.

Но эти усилия успехом не увенчались. А попытки поджигать страны по периметру РФ ведут — как показал пример Белоруссии, а теперь и Казахстана — только к их сближению с Москвой.

То есть план поменять внешний вектор в России за счет свержения Путина провалился. И Вашингтон вынужден теперь начать с ним диалог по интересующим вопросам.

2. Второй фактор — Украина. Американцев интересует снятие угрозы военного разгрома Киева (а такой сценарий вполне вероятен в случае начала большой войны). И сохранение таким образом своего влияния в чувствительной для Москвы зоне.

3. Третий фактор — достижение относительного военного паритета между Россией и США. Российские гиперзвуковые ракеты нивелируют преимущество наземных ракет средней дальности, которые американцы могут разместить в Польше и Румынии.

То есть военный расклад меняется не в пользу Вашингтона. И это автоматически усиливает желание договариваться.

Видимо, поэтому американцы и пошли на высокостатусные переговоры с РФ. Причем в той сфере, где раньше распоряжались практически единолично: военное влияние в Европе и, в частности на Украине.

2. Что предложила Россия и как отреагировали в США?

Итак, мы видим, что переговоры — инициатива Штатов, которая вызвана усилением позиций РФ. Поэтому не стоит удивляться, что Россия выкатила к американцам длинный список требований. Которые многие назвали ультиматумом.

Но к этому все шло уже несколько месяцев.

Еще после первых контактов с Байденом у Путина резко усилили риторику по угрозам, исходящим от НАТО. И требовали остановить «военное освоение Украины».

Было понятно, что это занятие переговорной позиции. К завершению года россияне сформулировали ее в двух документах. Это был проект договора с США о гарантиях безопасности, а также соглашение о мерах, которые следует предпринять между Россией и НАТО.

Там очень много требований. Ключевые — отказ от расширения НАТО (прежде всего за счет Украины) и от размещения угрожающих России вооружений и сил вблизи ее границ.

Об этих условиях еще задолго до публикации предложений говорил Путин. И, надо думать, они основные. Но есть в документах и другие позиции:

► прекращение военного сотрудничества со странами бывшего СССР (речь главным образом об Украине, Грузии и Прибалтике),

► отвод сил Альянса на позиции 1997 года (то есть до вступления туда стран Восточной Европы),

► вывод американского ядерного оружия из Европы.

В случае отказа Россия обещала дать военный и военно-технический ответ.

Изначально казалось, что такие условия для США абсолютно неприемлемые и их даже никто обсуждать не будет. Но американцы, не откладывая в долгий ящик, быстро согласились на переговоры. И это подтверждает высказанный ранее тезис — США сейчас нужен диалог с Россией.

В администрации Байдена сразу заявили, что ряд пунктов неприемлем, а по другим вполне возможен компромисс. Это значило, что переговоры действительно пройдут в некоем конструктивном и конкретном русле — раз это подтвердил, собственно, центр принятия решений.

В Пентагоне конкретизировали, что не рассматривают возможность сокращения численности войск в Европе.

При этом структуры, которые ограничены в субъектности, — например, руководство НАТО — выдерживали более конфронтационную риторику и говорили, что Россия не может диктовать другим странам, в какие военные союзы им вступать.

В последние дни к этой риторике присоединился Госдепартамент. Его глава Энтони Блинкен после недавней встречи министров иностранных дел Альянса обвинил Россию в подготовке атаки на Украину и грозил за это санкциями.

Параллельно идет кампания в близких к демократам СМИ, где регулярно публикуются «карты нападения» России на Украину. Учитывая, что сам Киев нападение опровергает, все это похоже на «таблетку от зрады» — информационный фон, который должен оправдать сам факт ведения этих переговоров и возможно — шагов навстречу России.

Но какие это могут быть шаги?

3. Что известно о содержании переговоров?

Стороны пока хранят в секрете, о чем будут говорить 10 января в Женеве. Но в американских СМИ уже появляются утечки.

Вчера издание Washington Post со ссылкой на источники, знакомые с планами Белого дома, сообщило, что тем для обсуждения планируется пока две.

Первая — размещение ракет в Европе и снижение интенсивности учений.

Вашингтон готов рассмотреть снижение количества и ракет, и военных маневров — от полетов стратегических бомбардировщиков вблизи до наземных учений.

Также говорится, что американцы пообещают не размещать свои ракеты на Украине (о чем Байден уже говорил Путину и во время последнего телефонного разговора).

При этом у России намерены потребовать встречных обязательств. Издание не уточняет каких. Но речь может идти о неразмещении аналогичных вооружений в Белоруссии или Калининграде. Маловероятно, но также могут прозвучать предложения по демилитаризации Крыма и сопредельных с Украиной российских территорий.

Впрочем, здесь вопрос куда сложнее, поскольку вряд ли Москва будет обсуждать, где ей располагать войска на своей территории.

Вторая тема — конфликт России с Украиной. США хотят прозондировать, насколько серьезно Москва настроена на дипломатическое урегулирование, сообщает газета.

То есть, видимо, от России хотят потребовать гарантий ненападения на сопредельное государство. Вокруг чего сосредоточена вся риторика западных лидеров последние месяцы.

Судя по вопросам, которые западные журналисты задавали Путину на недавней пресс-конференции, да и по высказываниям чиновников из США и Европы, Москву хотят вывести на заявление, что она «передумала» нападать и отводит войска.

Это могло бы показать символическую «перемогу» американцев по теме, которую они же сами и создали. Но вряд ли Москва пойдет на то, чтобы сознаваться в якобы планируемой агрессии (в России вообще отрицают намерения вторгаться на Украину).

Что же до ракет, то эта тема крайне специализированная. Однако судя по тому, как ставила вопрос Москва — она требует США отвести вооружения от российских границ. И вряд ли Россия пойдет на паритетный отвод — ведь ракеты расположены на ее собственной территории, тогда как американские стоят в Европе.

То есть пока повестка диалога, публикуемая в Штатах, особого оптимизма не вызывает. О чем уже заявили в российском МИД. Представитель ведомства Сергей Рябков, который будет вести переговоры в Женеве, сказал, что если конструктива не будет, то дальше этой встречи дело может и не пойти.

Вряд ли бы он рисовал столь мрачные перспективы, будь у него немного больше оптимизма.

Сложные сигналы идут также из-за океана. В последние дни приближенные к правящей партии издания фонтанируют не только картами наступления на Украину — но и угрозами санкций против России.

Так, например, The New York Times и Bloomberg пишут, что в случае войны с Украиной Россию «через несколько часов» отключат от платежной системы SWIFT и могут запретить поставки туда ряда потребительских товаров — вплоть до любой электроники, производимой американскими компаниями или с использованием американских компонентов.

Американские дипломаты, которые поговорили с изданиями, опасаются, что после недели переговоров россияне могут заявить, что США не услышали их опасений по поводу безопасности и использовать провал переговоров в качестве оправдания для военных действий.

При этом высокопоставленный европейский чиновник сказал, что «все еще ведутся споры о том, будет ли российский народ обвинять Путина или США и их союзников в их неспособности покупать товары».

Пока неважно, это пустые угрозы или же реальные намерения. Важно, что они появляются накануне переговоров. А значит, уверенности в позитивном результате нет — раз идут попытки шантажа санкциями и предупреждения не завышать ожидания.

4. О чем могут договориться по Украине?

Пока нет никаких признаков того, что США и НАТО смогут объявить о закрытии Альянса для Украины — то, чего требует Москва в первую очередь.

Это будет означать слом идеологического шаблона, в котором строилась постмайданная Украина.

Авторитет Запада внутри Украины получит колоссальный удар, и политические силы, ориентированные на ЕС и НАТО, начнут терять поддержку. А те, кто предлагает снижать конфронтацию с Россией, — набирать.

Именно юридический отказ расширять НАТО, особенно по территории Украины — одно из ключевых требований России. Но здесь перспектив согласия от американцев почти нет. Точнее почти нет перспектив на публичное согласие американцев с этим требованием. Но гарантии могут быть даны непубличные (хотя не факт, что Россия в них поверит).

И на этом переговоры по Украине могли бы закончиться. Но, судя по уже имеющимся сигналам, Штаты готовы дать России гарантии по неразмещению ракет на украинской территории. А также поспособствовать в умиротворении на Донбассе (этот процесс уже стартовал, и обстрелов на фронте стало намного меньше).

Теоретически, на базе исполнения политической части «Минска-2» стороны могли бы договориться. Но как этот процесс пойдет — непонятно.

Украинское руководство не заинтересовано в предоставлении Донбассу особого статуса по букве Минских соглашений. Да и сами США, конечно, откровенно не хотят появления двух ориентированных на Россию анклавов, которые будут открыто выступать против нынешнего курса Украины.

Но повторимся, здесь существует поле для компромисса. И для нынешних переговоров это вопрос открытый.

5. Что будет, если переговоры провалятся?

Итак, переговоры будут сложными, и, как уже предрекают в России, — скоротечными. То есть долгих обсуждений не планируется. И картина должна более-менее проясниться уже в ближайшую недели-две.

Но что будет, если разговор зайдет в тупик?

Глобально должен последовать «военно-технический ответ», о котором несколько раз заявляли в России.

По мнению директора Московского центра Карнеги Дмитрия Тренина, речь пойдет об усилении российского военного присутствия в разных точках планеты.

«Это предполагает развертывание тех или иных видов вооружений, в том числе недавно испытанных, в чувствительных для США регионах и акваториях; размещение российских воинских контингентов и вооружений на тех или иных новых территориях; укрепление российско-белорусского военного союза; развитие координации и укрепление взаимодействия с вооруженными силами Китая», — рассказал Тренин в одном из недавних интервью.

При этом, по мнению Тренина, война на Украине в случае провала переговоров не является неизбежной, как это подают западные СМИ.

Даже то развертывание российских войск, о котором говорят на Западе (порядка 100 тысяч военных), явно недостаточно, чтобы завоевать Украину или крупную часть ее территории.

И данный тезис, как видим, разделяют и украинские власти, которые в последнее время неоднократно заверяли, что не видят реальную угрозу нападения со стороны России.

В то же время РФ с гарантией вмешается, если Киев пойдет в наступление на Донбассе. И вероятность этого далеко ненулевая — учитывая, что украинские власти находятся в стратегическом тупике (хоть официально в Киеве подготовку к наступлению отрицают).

«Украинские руководители оказались в трудном положении. Им удалось отмежеваться от России, но стало ясно, что США не будут воевать за Украину, а ЕС не будет оказывать Киеву финансовую и экономическую помощь в тех размерах, которые украинцы ожидали.

В итоге от ЕАЭС отвернулись, но вступить ни в НАТО, ни в ЕС в обозримое время шансов нет.

Тем временем экономическое положение Украины остается тяжелым, уровень социально-политического недовольства политикой властей — высоким, нынешний президент растерял популярность и нажил многих влиятельных врагов.

В такой ситуации, в принципе, у руководства Украины может возникнуть соблазн существенно расширить базу поддержки в стране и заручиться реальной помощью извне путем обострения конфликта в Донбассе и провоцирования России на какие-то силовые действия», — говорит Тренин.

И в этом случае одним из вариантов развития событий может стать южно-осетинский или косовский варианты — когда Россия признает ЛДНР и заключит с ними военный союз.

Это позволит либо превентивно избежать атаки со стороны ВСУ. Либо иметь юридический предлог оказать открытую военную помощь «республикам», если такая атака состоится.

К слову, о «косовском сценарии» говорил недавно глава ДНР Денис Пушилин. А сегодня стало известно, что постановление Госдумы о признании Республик подготовили депутаты от КПРФ.

Читайте также: «Время такое пришло»: Шойгу заговорил о большой войне (ВИДЕО)

Максим Минин, Украина

Добавить комментарий