«Выключение» мозга и лечение: революционная технология российских медиков

Россия заявила мировой приоритет на буквально революционную технологию лечения рака головного мозга.

В понедельник команда хирургов под руководством главного онколога России академика Андрея Каприна впервые в мире провела успешную операцию с переводом головы пациентки на отдельный круг искусственного кровообращения с тем, чтобы применить против злокачественной опухоли мозга высокую дозу химиотерапии.

Такая технология позволяет избирательно воздействовать на опухоль, не поражая при этом, например, печень, почки и другие внутренние органы человека, которые обычно могут страдать по ходу борьбы с раком в другом месте.

Подобные операции пытаются освоить и в других странах, например, в Америке или Швеции, но первая успешная попытка сделана в России.

Это новое ощущение жизни: с морщинами прошлого, но уже не такими глубокими. Головная боль отступила. Кисть, что долгое время была сжата в кулак, снова выпрямилась в ладонь. Юля Стрекаловская стала чувствовать ноги. Жизнь дороже любого страха, говорит девушка. И желание жить во что бы то ни стало, гораздо важнее. Тем более, что у нее подрастает дочь.

Опухоль мозга у Юли обнаружили в январе 2020-го. Когда появились первые симптомы, злокачественная глиобластома разрослась настолько, что уже не поддавалась лечению. Химиопрепараты не действовали, хирургия оказалась бессильна.

«Удалив опухоль, мы не всегда уверены, что удалили ее радикально. Она представляет из себя некоторую звезду с такими вытянутыми в разные стороны отростками опухолевыми. И этими отростками она внедряется в ткани мозга, этим она опасна и сложна в диагностике, лечении», — говорит заместитель генерального директора по науке ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России Петр Шегай.

Глиобластома еще и расположена неудобно: во время операции можно повредить участок мозга, что отвечает за движение рук и ног. Тогда человек останется инвалидом. В Национальный центр радиологии Юлю привезли, когда другие врачи лечить отказались.

«Когда мы разговариваем со своими пациентами, даже самыми тяжелыми онкологическими, они говорят: доктор, я прочитал, что вот с этим препаратом я, к сожалению, буду жить ну вот недолго, несколько недель. Вот даже так бывает. Мы говорим: бороться обязательно надо. Потому что за это время мы что-то придумаем», — уверен генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, академик РАН Андрей Каприн.

Идея нового метода лечения уже давно витала в воздухе: изолированно воздействовать на мозг высокими дозами химиопрепарата.

В середине прошлого века в США даже начинали опыты на собаках, но эксперимент американских ученых оказался неудачным. По словам заведующего нейрохирургическим отделением МНИОИ имени Герцена канд. мед. Наук Антона Зайцева, технически это очень сложно, так как мозгу достаточно нескольких минут, чтобы возникли критические порой осложнения, связанные с недостаточностью кровоснабжения.

Головной мозг «выключают» из общего кровотока, синхронизируют с аппаратом искусственного кровообращения и в течение получаса вводят цитостатик — препарат на основе платины, который тормозит рост опухоли. Это называется перфузией — губительно для раковых клеток и безопасно для человека.

«Именно в этот аппарат и поступает высокая концентрация химиопрепарата, которая орошает головной мозг с опухолью. Таким образом нет утечки высокотоксичного препарата, который токсичнее влияет на печень, почки, чем на головной мозг», — говорит Каприн.

Аналогичный метод перфузии в России уже применяют, изолируя из общего кровотока печень. Метастазы убивают десятикратной дозой химиопрепарата. Главный врач костромского онкодиспансера Владимир Унгурян провел 11 таких операций. Он же предложил использовать этот подход для лечения опухолей головного мозга.

«Самое главное, что мы видим непосредственно ответ опухоли на данное лечение. Воодушевляющие результаты по перфузии печени. Если бы мы их не видели, мы бы не поставили вопрос о перфузии головы», — уверен медик.

Эксперимент, который в мире еще никто не проводил. Идею поддержал главный онколог России — академик Каприн. По статистике, в России 12 тысяч человек страдают опухолью головного мозга. Примерно половину лечат хирургически. Около двух тысяч пациентов — отказных, которым помочь уже нельзя.

«Опухоль, к сожалению, меняет свой клеточный состав и может быть все более и более злокачественной. Более того, она еще защищена мозгом самим, потому что у мозга есть защитная реакция, которая не все препараты пропускает туда. И нужно как-то преодолеть этот барьер для того, чтобы для опухоли была самая губительная часть. Надо было вызвать высокую токсичность для опухоли», — объясняет Каприн.

В этом эксперименте участвовала не только Москва — медицинская сборная России. Врачи из Костромы, Краснодара, Санкт-Петербурга, Адлера.

Разработанный дизайн операции сначала прошел доклинические испытания на базе исследовательского института приматологии. Первого пациента для мирового научного эксперимента в эту операционную привезли в феврале. Не человек, его лабораторная копия — обезьяна.

Пятнадцатилетний павиан, в пересчете на наш возраст ему 45. Уже под наркозом примату измерили давление — 120/65, вполне человеческое. Подключили к аппарату ИВЛ. И настроили рентген: хирургам пришлось несколько раз обращаться к черно-белому изображению. Экспериментальная перфузия головного мозга длилась 7 часов. У хирургического стола, оперируя обезьян, стояли академики, профессора, доктора наук. Мозг и руки отечественной медицины.

«Для врача важна жизнь одного больного. А таких больных десятки, сотни и тысячи. И поэтому каждый метод, который помогает больному прожить дольше, он важен», — говорит главный врач ГБУЗ «НИИ краевая клиническая больница № 1 им. С.В. Очаповского», академик РАН Владимир Порханов.

В операционной сомнений не было: много спорили до начала эксперимента. Как открыть доступ к мозгу? С какой стороны подступиться хирургам? Не повредить соседние ткани? Ведь мощный препарат может убить и здоровые органы.

«Были мнения, что обезьяны потеряют зрение, что обезьяны вообще не проснутся после наркоза в случае перфузии. Все обезьяны отлично проснулись, буквально сразу после операции через сутки начали активно есть и быстро восстановились», — поделился директор НИИ медицинской приматологии, член корреспондент РАН Сергей Орлов. 

Они провели 3 серии по 6 операций. Увеличивая дозу цитостатика. Изменяя способы введения препарата. За павианами наблюдают до сих пор. С весны они живут в изоляторе. В бодром настроении и с хорошим аппетитом они ждут возвращения в вольер. Через полгода после начала испытаний произошла революция — от обезьяны к человеку.

23 августа перфузию головного мозга впервые в мире сделали женщине. Ожидание раскинулось над операционной, улавливая все надежды и страхи. 20 хирургов высокого класса принимали участие в этой операции. Продолжалась она 6,5 часа.

«Когда пациентка проснулась на операционном столе, по операционной пронеслось, пронеслась волна облегчения, все улыбнулись и поняли, что действительно процедура эта прошла хорошо, пациентка перенесла ее хорошо. Убедились, что мы можем это делать. Мы можем продолжать наш путь по изучению, внедрению этого метода. Этот метод имеет право на жизнь», — рассказал Шегай.

На стадии клинических испытаний прооперируют 10 пациентов. Если перфузия головного мозга окажется эффективной, этот метод будут применять в регионах.

На пятый день после операции Юлю из реанимации перевели в обычную палату. Это был лишь первый этап. Перфузию повторят еще 2–3 раза, повышая дозировку препарата. О результатах врачи говорят осторожно — будут наблюдать. И только Юля нисколько не сомневается: ей помогает вера в себя, докторов, медицину и, конечно же, в Бога.

Не желая покориться безысходности, Юля выстояла, поборов сомнения и страх перед болезнью. Обратный отсчет ее жизни остановлен: время снова идет вперед.

Читайте также: Мать голыми руками справилась с пумой, защищая сына

admin

Добавить комментарий