Военная операция на Украине. 27 июля

 

Наступил шестой месяц специальной военной операции. Основные боевые действия сейчас происходят на трех направлениях, с разной степенью интенсивности.

 

Харьковское, Донбасс и южное направление. Исходя из озвученных задач первого этапа спецоперации, здесь будет решаться судьба юго-востока Украины, а также, на мой взгляд, решение ключевого вопроса по денацификации и демилитаризации. Еще весной российской армии удалось довольно быстро взять под контроль Херсонскую область, большую часть Запорожской, почти всю Луганскую, треть Харьковской и весь юг Донецкой областей. Образовалась огромная дуга от Херсона до Харькова. При этом было стремительное продвижение в районе Киева, Чернигова, Сум. А к середине марта передовые батальонно-тактические группы (БТГ) уже проводили разведку боем в глубине Николаевской области и уже вплотную подходили к Одесской. А в акватории Черного моря в готовности к высадке был десант с боевых кораблей.

 

Тем не менее, пришлось выводить войска на юго-восточное направление. Удержание коммуникаций на линии фронта, протяженностью порядка трех тысяч километров (на первом этапе) требовало огромных сил и средств. По затратам, значительно больше, чем на активные боевые действия. Во-первых, учитывая тот факт, что основные силы ВСУ и националистических формирований сосредоточились на Донбассе — задача была в основном решена. Это подтвердили в минобороны РФ, озвучивая предварительные итоги первого этапа спецоперации. И отход наших войск с северной части Украины — никакое не бегство и уж, тем более поражение, как до сих пор пытаются представить оголтелые пропагандисты «незалежной» и некоторые наши диванные патриоты. Как показали дальнейшие события, план Генштаба ВС РФ оказался верным. То, что сегодня союзные войска выполняют сложные боевые задачи исходя из оперативно-тактической обстановки, а не политической конъюнктуры, можно смело занести в актив.

 

 

Смею предположить, что у нашего руководства перед началом операции было несколько планов действий (А, Б, В, неважно сколько) для «забегания» вперед. Прощупать основательно противника, не только с военной, но и политической стороны. И как отреагирует НАТО во главе с США. Как говорится, противник и его западные кураторы «выложили карты на стол». Не стану повторяться в том, что Украина стала просто разменной монетой в противостоянии Запада и России в большой геополитической игре. Но многое будет решаться на поле боя, что, собственно происходит на юге-востоке Украины.

 

После пяти месяцев боев союзники, пусть медленно, но методично, а главное, с минимальными потерями проламывают оборонительные рубежи ВСУ и с разных направлений продвигаются к линии Славянск-Краматорск, где по мнению многих аналитиков и военных экспертов произойдет решающая битва за Донбасс. Естественно, в российском Генштабе уже давно разработан дальнейший план действий и на каком из трех направлений будет нанесен главный удар, а может-одновременно на двух?! Этими планами и замыслами никто не делится, даже частично. Совершенно справедливо, на мой взгляд.

 

Зато украинские власти «про битву за Херсон» говорят уже третий месяц. И западная пресса твердит об этом без перерыва. Обстрелы мостов и некоторых других коммуникаций уже подается не иначе, как перелом в войне. Но никаких активных наступательных действий украинская армия на этом направлении пока не предпринимает. Конечно, широко разрекламированная пиаровская компания имеет, на мой взгляд, скрытые замыслы. В первую очередь, у натовских кураторов. Не случайно, в последние дни немногочисленная авиация ВСУ совершает разведывательные вылеты в районе Изюма и Барвенково. Там регулярно сбиваются и беспилотники противника. Нельзя исключить и возможные попытки ВСУ контратаковать, не путать с наступлением, в этом районе. Другое дело — хватит ли сил и средств у противника для решительных действий. Даже авторитетные западные аналитики и эксперты понимают, что подразделения и части ВСУ находятся в плачевном состоянии, несут огромные потери На Донбасскую дугу отправляются неподготовленные бойцы из числа теробороны, даже новые образцы вооружения не помогают, спешно перебрасываемое в зону боев. Офис Зеленского упорно замалчивает катастрофическое положение на фронте и общее число потерь, опасаясь общественного взрыва и паники среди военных и гражданского населения. Поэтому, в ходу только победные реляции о «перемогах» на том или ином участке фронта. Совершенно бездоказательные, смешные и нелепые.

 

 

Вне всякого сомнения, специальная военная операция проходит в сложных и специфических условиях, где отрабатываются и внедряются различные тактики ведения боевых действий. где применяются образцы техники и вооружения, новые технологии. Где приходится воевать не только на открытой местности, но и в скученных районах городской агломерации. Где на первый план выходит высокий профессионализм, умение действовать в нестандартной обстановке.

 

Несмотря на кажущуюся непредсказуемость и скрытность, уход от накатанных шаблонов и схем оперативно-тактического характера, мало, кто сомневается в том, что группировка противника потерпит поражение. А что дальше?

 

Операция будет продолжена. Рискну предположить, направление дальнейших действий союзных войск будут определяться не только чисто военными соображениями, а в большей степени политическими и социальными. Денацификация в широком смысле этого слова может означать не только устранение неонацистских вооруженных формирований и самой этой идеологии. Это и защита того русскоязычного населения и исторических районов Новороссии и Малороссии. Защита русской культуры, русской идентичности на Украине как таковой.

 

Искреннее желание жителей освобожденных районов Украины о проведении референдумов-лишнее тому подтверждение.

 

Геннадий АЛЁХИН, специальный корреспондент АННА-Ньюс.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии 0