В Госдуму поступил интригующий законопроект по регионализации России

Государственная Дума нового, восьмого созыва еще не начала работу, а в нижнюю палату российского парламента поступил интригующий законопроект о едином наименовании должности руководителя субъекта Российской Федерации. Вместо глав республик и губернаторов предлагается общее название — глава региона.

Инициатива

Авторами законодательной инициативы выступили сенатор Андрей Клишас и депутат Госдумы Павел Крашенинников. Люди, мало-мальски разбирающиеся в российской политической кухне, прекрасно понимают, что проекты подобного рода вряд ли могут исходить от названных и, безусловно, уважаемых государственных мужей. Корни инициативы, вероятно, произрастают на высшем иерархическом уровне.

Разнообразие схожих государственных постов в России зашкаливает. Среди руководителей субъектов есть губернаторы, главы республик и администраций и даже президент вкупе с мэром.

В последнем случае, соответственно, Рустам Минниханов и Сергей Собянин.

Унификация наименования, несомненно, послужит укреплению государственного единства страны. В указанном законопроекте предлагается и одинаковое название исполнительного органа региона — правительство. Жаль, не дошла очередь до региональных законодательных институтов. В стране имеются думы и законодательные собрания, государственные советы, курултаи и другие труднопроизносимые народные представительства.

Полномочия федерального центра ограничены общероссийским основным законом и республиканскими конституциями, по которым титульные образования обладают, почитай, государственным суверенитетом.

У России в плане национально-территориального устройства настоящий кавардак: на конституционном уровне прописано наличие более 20 квазигосударств!

Таковы последствия ползучей сепаратизации 90-х годов прошлого столетия. Этнократии национальных регионов пытались тогда превратить страну в конфедерацию, выдвинув идею подписания с Москвой особых договоров. Закоперщиком дезинтеграционных процессов выступило руководство Татарстана, отказавшееся подписывать даже конформистский Федеративный договор, разграничивающий функции общегосударственного центра с титульными и прочими образованиями. Чечня — отдельная история.

К власти в Грозном пришли исламские фундаменталисты, мечтавшие о независимом шариатском государстве. Москва пошла на компромисс с этническими российскими бюрократиями, зафиксировав фантастические права республик в конституции 1993 года. На сегодня имеем так называемую асимметричную федерацию, в которой статус национальных субъектов на порядок превосходит полномочия краев и областей.

Относительно названия представительного регионального органа государственной власти. Мне больше по душе — дума. В Российской империи, как известно, существовали губернские и городские думы.

Одолевают, однако, сомнения. Корни корнями, но следует учитывать сложившиеся реалии современной России.

Думы однозначно не примет бюрократия национальных регионов. Компромисс видится в этнически нейтральном наименовании — законодательное собрание. В изрядном количестве российских регионов оно уже прижилось. В процессе будущей реорганизации административно-территориального устройства России название можно сделать повсеместным.

Новая конституция и реконструкция государства

Законопроект, возможно, первая ласточка грандиозного процесса по регионализации страны. Нынешние субъекты Российской Федерации — республики, края и области — получат единый правовой статус и одинаковое официальное название. Все будут именоваться регионами. Речь не идет о каком-либо ущемлении этносов, населяющих Россию.

Ликвидация национально-территориальных образований приведет к выравниванию прав народов, проживающих в нашем государстве. Представители не титульных этносов в республиках чувствуют себя несколько ущемленными, гражданами второго сорта.

Их предки, может быть, на этой земле веками жили, но по сравнению с титульным народом, они, как… гости.

И другой, очень важный момент. Титульность дает особые права не всему титульному этносу, а лишь его правящей верхушке. Этнократии под шумок о «неспокойном характере» руководимых ими регионов выбивают у федерального центра дополнительные привилегии, захватывают лакомые куски собственности. Национальный фактор территориальной субъектности давно превратился в спекулятивный, иждивенческий ресурс. Ресурс жирования этнических бюрократий.

Острая потребность России в новой конституции и последующей реконструкции основ государственного строя давно назрели. С учетом известной специфики нашей страны, лучше всего радикальные изменения провести в условиях военного либо чрезвычайного положения. Жестко и быстро!

Новая конституция и необходимые для таких действий федеральные законы должны быть заблаговременно приняты. Успех предполагаемых преобразований будет всецело зависеть от политической воли руководства страны.

Лики будущей России

По оценке экономических аналитиков, вместо нынешних 85 регионов в стране должно остаться 40-45. Если исходить, естественно, из принципа экономической самодостаточности территорий в рыночных условиях.

Хотим жить лучше — значит, надо чем-то пожертвовать. В данном случае провинциальным эгоизмом, местническими амбициями. Просто так мир устроен, надо выбирать оптимальное решение! Политика справедливо считается концентрированным выражением экономики. Но не будем забывать и о другом ее сущностном качестве — умении находить компромиссы.

На первом этапе разумно образовать не 45 регионов, а допустим, 70. Объединив некоторые малоэффективные в экономическом отношении республики и области с более мощными субъектами.

Например, Сахалинскую область разделить между Приморским и Камчатским краями. Сахалин включить в Приморье, а Курилы — в Камчатский край. Хабаровский край, Еврейскую автономную и Амурскую области логично собрать в единое административно-территориальное образование — Амурский регион (Приамурье), если по-новому.

В названиях регионов не должно остаться этнических обозначений. Никакого Татарстанского региона! Просто… Казанский с административным центром в Казани. Республика Татарстан сохраняется в существующих границах, меняется лишь ее статусная, управленческая форма. Такое же преобразование применить в отношении Башкортостана. Уфимский регион с центром в Уфе. Никакой Якутии и тем более Сахи! Ленский регион (Приленье) с центром в городе Якутске.

В специфичном обустройстве нуждается Северный Кавказ.

Из шести компактно расположенных национальных республик образовать единый Северо-Кавказский регион с центром во Владикавказе. Последний со времен Российской империи считался неофициальной столицей новоприсоединенных горских земель.

Дагестан, Чечня, Ингушетия, Алания, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия сохраняются как административно-территориальные единицы в виде областей. Северо-Кавказский регион в статусе нового объединенного субъекта России будет иметь особую, областную структуру административного деления.

Таков мой вариант реконструкции горских территорий. Вероятно, будут предложены и другие варианты. Посредством системного анализа можно выбрать либо выработать наиболее оптимальный.

Путин, возможно, русский Бисмарк

У ВВП имеется уникальная возможность преобразовать Россию путем ликвидации национально-территориального устройства, навязанного ей в свое время господами большевиками во главе с Ульяновым-Лениным. По сути, предстоит разминировать фундамент государства.

В ближайшей перспективе сделать это может только Путин, с учетом своего влияния и авторитета. Иные преобразователи России пока что не просматриваются.

Реформации удобнее всего осуществить во второй половине 20-х годов. Если Владимир Владимирович пойдет на президентские выборы 2024 г. с данной целью — его убедительная победа предопределена. У Путина есть шанс остаться в истории не просто государственным деятелем, возвратившим Крым России, но и русским Бисмарком.

Читайте также: Второй Сноуден? Кто такая Фрэнсис Хауген и почему соцсети рухнули после её выступления? (ФОТО)

Валерий Капленков, специально для «Русской Весны»

Добавить комментарий