«Наследие Corona»: живой шопинг уходит в прошлое?

Пандемия ускорила перемещение розничной торговли в онлайн-пространство, что ставит под вопрос будущее магазинов и ТРЦ.

Крупные игроки, которые укрепили свои позиции в мегаполисах, сейчас охотно идут в регионы. © Фото ИА «Росбалт», Ксения Гуляева

Петербург только что пережил один из традиционных сезонных торговых пиков — школьные базары. В полном соответствии с ковидокризисной модой, часть родителей закупалась в виртуальном пространстве. Рост доли интернет-розницы в торговом обороте Петербурга — один из главных трендов эпохи пандемии, который обещает лишь усугубляться. И выныривать из онлайна покупатели не хотят.

Первый ковидный год, как известно, оказался упадочным по всем показателям, и розничная торговля исключением не стала. Ее оборот в 2020-м, по данным Петростата, добрался только до 98,8% от показателя 2019 года. Самыми «низкими» стали, понятно, месяцы локдауна. В прошлом апреле Петербург показал торговый оборот в 73,7% от уровня аналогичного месяца 2019 года, в мае — 81,2%. Как подтверждают аналитики из Data Insight, примерно тогда же — в апреле–июне-2020 — наблюдался резкий рост онлайн-продаж в непродуктовом секторе. Про продуктовый, впрочем, все также вполне очевидно.

Важно: на динамике оборота торговли, измеряемом в миллиардах рублей, сказывается очевидный всем рост цен. Поэтому суммы росли, хотя проценты падали.

Зато в 2021-м заболеваемость растет, торговля — тоже. Только в первые шесть месяцев 2021 года оборот розницы в Петербурге составил 865,7 млрд рублей. Это в сопоставимых ценах на 18,6% больше, чем в первом полугодии-2020. И если с января по март цифры увеличивались относительно плавно (от 0,3% до 3,3% в месяц), то апрель по сравнению с аналогичным месяцем 2020 года вырос в полтора раза, май — на 41,1%, июнь — на 25,7%.

Конечно, главной пандемийной тенденцией в сфере торговли — как и во многих других областях нашей жизни — стало развитие интернет-сектора. И в Петербурге, и в других мегаполисах касается это какпродуктовой, так и вещевой розницы. Иногда кажется, что даже эксперты уже устали говорить об уходе всех процессов в сеть — но приходится.

Оценки доли интернет-торговли в общем обороте розничных продаж Петербурга разнятся. Так, по данным Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ), в 2019 году она составила в Северной столице 12,4%, а в 2020 году добралась до 16%. При этом, как рассказывает старший аналитик Data Insight Андрей Шаповалов, вклад онлайна Петербурга что в 2019-2020-м, что в первой половине 2021 года составлял около 8% от всех интернет-продаж в России. Есть и другие подсчеты.

К СВЕДЕНИЮ
По данным Росстата, Петербург по итогам 2020 года находился на третьем после Москвы и Новосибирска месте по доле онлайн-торговли. На долю e-commerce на розничном рынке Северной столицы пришлось 7,3% (4,5% в 2019 году). По сведениям независимых наблюдателей, Петербург по этому показателю — всегда на втором месте после столицы и Московской области с большим отрывом от других регионов.
В Росстате отмечают: доля продаж через интернет в общем объеме оборота розницы в России-2020 на фоне пандемии выросла почти вдвое (до 3,9% с 2% в 2019 году). В то время как некоторые эксперты рынка говорят о цифрах от 10% в 2020 году до 36% в исчислении «март к марту».

Интернет-торговля развивалась бы семимильными шагами и без стимуляции коронакризисом — но под его воздействием нарастила скорость до рекордной. Насколько? Доцент кафедры экономики СЗИУ РАНХиГС Артем Голубев полагает, что «в мирное время» доля интернет-розницы достигла бы сегодняшних размеров лишь через год-два. Руководитель направления «Ритейл», партнер агентства M.A. Research Анна Синявская, в свою очередь, предполагает, что этот процесс занял бы три-четыре года.

Что важно, интернет-покупки освоила даже «консервативная часть потребителей» — как ее принято обозначать в экспертной среде. Под «консерваторами» в нашем случае имеются в виду в первую очередь пенсионеры («Росбалт» писал об этом). Если уж они начали заказывать продукты в онлайн и поставили соответствующие приложения на мобильники — все, обратной дороги нет, что выросло, то выросло.

А может сократиться?

Хотя, по логике вещей, можно было бы ожидать некоторого отката — когда ситуация, наконец, наладится. Что говорят на этот счет наблюдатели?

Профессор кафедры экономики СЗИУ РАНХиГС Елена Жиряева констатирует: «Мы не сможем от этого отказаться». Удобно ведь!

«Мы не ожидаем падения популярности интернет-торговли, и это подтверждают данные глобального мирового рынка… Как и в 2020 году, более 60 миллионов россиян сегодня делают заказы в интернете, это люди с устойчивыми паттернами поведения, которые привыкли к доступности товаров и услуг вне зависимости от местоположения продавца, — говорит президент АКИТ Артем Соколов. — Игроки рынка вышли на качественно новый уровень. Они способны моментально реагировать на любые запросы клиентов и даже опережать их, используя анализ больших данных, искусственный интеллект, другие цифровые инновации. Все факторы говорят о том, что у российского рынка e-commerce большой потенциал».

СПРАВКА
Интернет-торговлей занимаются классические офлайн-магазины, осуществляющие доставку; профильные интернет-магазины, не имеющие «живого» представительства; онлайн-ритейлеры и маркетплейсы, службы экспресс-доставки.

Анна Синявская считает, что темп роста онлайн-торговли станет постепенно замедляться — но популярность неизбежно продолжит расти, как и ее доля в обороте розницы, которая, по мнению эксперта, к 2025 году способна достигнуть 20-22%. Артем Голубев уверен, что многое будет зависеть от ситуации с реальными располагаемыми доходами граждан, которые в России не растут с 2014 года.

«При росте доходов потребительского спроса хватит всем: и традиционной торговле, и интернет-торговле. При дальнейшей стагнации (и тем более падении) реальных доходов первостепенными для потребителя будут наиболее доступные варианты покупок товаров», — отмечает он.

А это уже, конечно, вопрос — что именно окажется более приемлемым, офлайн или онлайн. Где будет удобней и, главное, дешевле? Онлайн-продавцам, как минимум, не придется закладывать в цену товара стоимость аренды торговых площадей.

Меньше торговый, больше развлекательный

В этой связи приходится говорить о перспективах «живых» магазинов. Не надо быть специалистом, чтобы отметить: многие торговые точки в первых этажах жилых зданий (так называемый стрит-ритейл) как опустели, так и стоят невостребованными. Торгово-развлекательные комплексы тоже не процветают — во всяком случае, по сравнению с «тучными годами». Хотя они успели превратиться в культурный феномен мегаполисов наподобие древнеримских бань — служат уже не столько местом непосредственного отправления покупательских потребностей, сколько «общественным пространством». Так что же будет с ними — вымрут?

«Для России (особенно в крупных городах) торговые центры имеют важное значение, поскольку для многих важен сам процесс покупок: поход в магазин, осмотр товара, возможность визуально и тактильно оценить, примерить его на месте. Часто покупки совершаются спонтанно. Кроме того, за время ограничений значительной части людей стало не хватать живого общения, которое они могут получить при традиционной форме покупок», — подчеркивает Голубев.

Анна Синявская согласна: в ТРК важны увеселительные и досуговые функции. «Могу предположить, что доля услуг, в том числе развлекательных, предлагаемых в торговых центрах, будет расти, там будут открываться шоурумы интернет-магазинов, а также можно будет забрать заказы, предварительно примерив их (если речь идет об одежде и обуви)».

Декан факультета экономики Европейского университета в Петербурге Юлия Вымятина предполагает, что в ТРК просто сменится часть арендаторов.

«Будет больше тех, которые оказывают услуги — это требует личной встречи. Возможно, некоторые магазины заместят, например, коворкинги, мелкооптовые склады. Не думаю, что торговые комплексы начнут массово закрываться. Людям все еще нравится ходить по магазинам, шопинг остается одной из форм совместного досуга у молодежи. Но можно предположить, что меньше будут строить новых торговых комплексов», — прогнозирует эксперт.

Артем Соколов уверен, что переход части клиентов из офлайна в онлайн не является главной причиной падения трафика в торговых центрах: «В результате сокращения доходов люди стали в целом более взвешенно подходить к покупкам. Кроме того, во многих регионах до сих пор полностью не сняты ограничения, и ТРЦ не могут работать в полной мере. Фудкорты, детские развлекательные центры — то, что привлекало клиентов — сейчас закрыты и это в большей степени вызывает снижение потока клиентов».

На периферию с доставкой

Рука владельцев и строителей торговых комплексов, однако, не успела дотянуться до отдаленных районов провинции. Нас в этом смысле особенно волнует судьба смежной с Петербургом Ленинградской области, которая на фоне коронакризиса активно обживается горожанами («Росбалт» писал об этом). Вот уж где потенциальное раздолье для доставки — но пока что ее проникновение на периферию невелико, даже в райцентрах. Курьерские услуги оказываются слишком дороги, а пункты доставки во всех коттеджных поселках и садоводствах не откроешь.

ДЛЯ ПОНИМАНИЯ
По данным «Infoline-аналитика», опубликованных в СМИ, в целом по стране доля онлайн-продаж в розничной торговле продуктами питания по итогам 2020 года составила лишь 0,9%. Но в первом полугодии 2021 года интернет-торговля продуктами в 2,5 раза превысила показатели прошлого года и выросла до 1,8% в этой группе товаров.
Важно: в Петербурге она приблизилась к 5%, а в Москве — к 4,5%. При этом доля онлайн-продаж одежды, обуви и аксессуаров за прошлый год увеличилась в России на 10,5 процентного пункта до 33,5%, детских товаров — на 7,8 п. п. до 20,4%, товаров для дома, ремонта, а также мебели — на 7 п. п. до 17,8%.
По сведениям Data Insight, в топ-3 категории крупнейших российских интернет-магазинов входят электроника и техника, товары для дома и ремонта, одежда и обувь.

И тем не менее эту зону, как представляется, гораздо проще завоевать интернет-сектору, чем каноническим торговцам. Артем Голубев, например, считает, что строительство торговых центров в небольших населенных пунктах экономически нецелесообразно и интернет-торговля вполне в состоянии обеспечить значительную часть потребности потребителя в приобретении товаров.

2303


«Наследие Corona»: сервис без сил и на грани выживания

«Для варианта с самовывозом из пункта выдачи проблемы организации бизнеса нет. Для организации доставки товара лично потребителю нужен стабильный спрос на такую услугу, что в малых городах и тем более селах может быть весьма проблематичным», —полагает он. Резонно: тут надо, чтобы спрос обеспечивали не только горожане, сезонно проживающие в Ленобласти, но и ее постоянные жители.

Артем Соколов уверен, что качественный прорыв в развитии электронной коммерции в любой глубинке обеспечит устойчивое развитие интернета и хорошая дорожная инфраструктура. Его поддерживает Анна Синявская, которая также говорит также о доле интернет-пользователей, доступности онлайн-платежей и кибербезопасности. «То есть многое зависит от инвестиций игроков онлайн-рынка в IT-инфраструктуру и динамики роста интернет-пользователей», — подчеркивает она.

В этом же ключе высказывается и Юлия Вымятина: «Развитие онлайн-торговли и доставки в крупных городах может косвенно стимулировать и ситуацию в более мелких населенных пунктах — там тоже покупки онлайн постепенно становятся нормой, и это потенциально может улучшать экономическую ситуацию в регионах. Хочется обратить внимание и на еще один важный „побочный“ эффект развития онлайн-торговли —рост доверия в обществе. Без него сложно заплатить денег за товар, который тебе еще не принесли. А доверие является очень важным элементом развития экономики», — подчеркивает эксперт.

Профессор кафедры экономики СЗИУ РАНХиГС Елена Жиряева обращает внимание на другой фактор: в небольших городах торговые центры пустуют не из-за коронавируса.

«Люди продолжают делать покупки на вещевых рынках. Покупатель в небольших городах не является требовательным, ассортимент интернет-магазина избыточен для него. Низкий уровень дохода также играет роль», —полагает она.

Накроет технологиями

Президент АКИТ Артем Соколов, тем не менее, подытоживает: «Рынок интернет-торговли только развивается, и те крупные игроки, которые укрепили свои позиции в мегаполисах, которые уже могут прогнозировать свою выручку, сейчас охотно идут в регионы. То есть максимальное развитие электронной коммерции в любом, даже отдаленном от центра месте — это вопрос времени».

Остается только наблюдать, как именно будет расти онлайн-торговля. В Data Insight отмечают, что тренды, развивающиеся в Петербурге — во всяком случае, в части непродуктовых покупок — лежат в русле общероссийских тенденций. Это, в частности, резкий взлет объема заказов, доставляемых до двери, на старте пандемии, а также сокращение доли наличных денег с одновременным ростом оплаты банковскими картами как на сайтах, так и при получении заказов.

Кроме того, эксперты говорят об увеличении доли крупных универсальных маркетплейсов на рынке. При этом в ближайшей перспективе нам прочат развитие новой схемы отношений покупателей и производителей — без участия посредников в лице розничных продавцов, или D2C, Direct-to-Consumer (сейчас наиболее распространены форматы В2B — когда бизнес продает что-либо другому бизнесу, и B2C — от бизнеса физлицу).

КСТАТИ
Как сообщили «Росбалт» в Авито, число объявлений пользователей из Петербурга на этом сервисе в 2020 году выросло на 18% по сравнению с 2019-м. Показатели за январь–июль 2021-го превысили предложение 2020-го на 25%. В целом по России рынок торговли между частными лицами в интернете вырос на 87% за 1,5 года и превысил 1 трлн рублей в 2020 году. Количество сделок увеличилось на 70% и превысило 300 млн. В 2020 году количество покупателей на С2С-рынке (потребитель — потребителю) в России продолжало увеличиваться, в то время как рост числа продавцов стабилизировался при одновременном увеличении частоты продаж.

Кроме того, нас ждет расширение практики онлайн-консультаций по видеосвязи, в «прямом эфире» из магазина. Говорят, можно даже просить операторов примерить и продемонстрировать на себе одежду.

Быстрая доставка может превратиться в моментальную: это станет одним из главных конкурентных преимуществ продавцов, хотя и потребует от них определенных логистических усилий. Из технологически интересного — обещают развитие AR технологий (использование дополненной реальности, чтобы дать реалистичное представление о модели товара).

Ну, и о сомнительном: будто бы грядет наступление эры голосовых помощников. Тут, знаете, оставим оценки на усмотрение пользователей.

Наталья Гладышева

admin

Добавить комментарий