Мигранты в России: много проблем, мало решений

Мигранты в России: много проблем, мало решений

Несмотря на пандемию и вытекающее из этого резкое уменьшение числа иностранцев, тема мигрантов весь год не сходила с новостной повестки.

Нарушение ими законов, пребывание в России без регистрации, работа без трудовых контрактов, участие в массовых драках не раз становились темой номер один.

В декабре ситуацию с миграцией обсуждали и на заседании Совета по правам человека и развитию гражданского общества, которое проводил Владимир Путин.

Осторожно, двери закрываются

Председатель СПЧ Валерий Фадеев предложил приезжих, грубо нарушивших законодательство РФ, например, участвовавших в массовых драках, высылать из страны, а проблему кадрового голода на стройках постепенно начать решать за счёт повышения производительности труда. Некоторые депутаты были ещё более категоричны — уже в ближайшее время двери в Россию для гастарбайтеров закрыть.

В Москве, по сообщению вице-мэра по вопросам градостроительной политики и строительства Андрея Бочкарёва, план отказа от использования труда мигрантов, несмотря на кадровый голод на стройках в 40%, уже готовится.

Может быть, столица затею и реализует, хотя… Чтобы один человек заменил двоих, нужны механизмы и инструменты, которые придётся закупать за рубежом. И даже если мы начнём, наконец, создавать механизмы сами, пресловутая импортная составляющая их производства будет аукаться ещё очень долго, неизбежно сказываясь на доступности жилья. Цены на стройматериалы, и, как следствие, на квартиры уже подскочили до небес, даже песок, в котором нет импортной составляющей, подорожал на сто процентов.

Судя по только что проведённому опросу застройщиков, отказ от мигрантов может увеличить себестоимость строительства на треть, а то и вовсе привести к заморозке множества объектов, как это уже было в разгар пандемии.

До её начала с целью трудоустройства к нам ежегодно приезжало 5–6 млн человек, одномоментно на территории страны находилось около 10 млн иностранцев, из которых 86% — граждане СНГ. В нынешнем году число трудовых мигрантов снизилось более чем на треть. Летом были даже предложения завозить их не только чартерными авиарейсами, но и чартерными поездами.

Пока, к сожалению (или к счастью?), рабочие руки нужны. По данным курирующего стройкомплекс вице-премьера Марата Хуснуллина, только на российских стройках не хватает от 1,5 до 2 млн человек.

Дефицит кадров испытывают ЖКХ, сельское хозяйство, промышленность и индустрия питания. Поэтому мигрантов мы видим, во всяком случае в крупных городах, и в поликлиниках, и в ресторанах, и в магазинах. Они водят такси, оказывают услуги по уходу и разносят еду.

Кстати, курьеры по доставке еды в Москве, судя по объявлениям на агрегаторах по поиску работы, зарабатывают не так уж мало — от 60 до 100 тысяч рублей. Неудивительно, что завезённые на стройку рабочие оказываются трудоустроенными в совершенно иных сферах.

После совещания у президента со всех сторон начали звучать призывы заменить мигрантов российскими безработными. Подход, конечно, верный, но таковых у нас, по разным оценкам, от 3,3 млн до 4,3 млн, официально же зарегистрировано всего 2,5 млн. Если же учесть, что 46% из них — это женщины, даже дефицит кадров на стройках закрыть не удастся.

Головная боль учителя

Проблему трудовых ресурсов невозможно решить мгновенно, а значит, пока привлекать иностранную рабочую силу придётся. Если они будут приезжать надолго, а мы ведь не хотим каждые полгода завозить новые партии и обучать их азам, нужно думать и об их семьях. О той «мягкой силе», которая станет «пророссийской», будет настроена к нам дружелюбно и позволит надеяться на мирную жизнь.

По оценке Минпросвещения, сегодня в российских школах учатся 140 тыс. детей мигрантов, при этом, по данным заместителя руководителя администрации президента Магомедсалама Магомедова, границу с родителями ежегодно пересекают 800 тысяч детей. Куда же они деваются?

Большинство из них дошкольники? Родители используют их как рабочую силу? Или мы элементарно не можем детей сосчитать? Посчитать их действительно не так просто. Ребёнок может появиться в школе в октябре, в феврале уехать, а в апреле снова появиться. В результате кого-то Минпрос посчитает несколько раз, а кого-то ни разу.

По закону «Об образовании» дети иностранных граждан, как и дети россиян, имеют право на получение дошкольного, начального и среднего общего образования на бесплатной основе.

С учётом того, что школьников у нас 16,6 млн, процент детей-мигрантов, даже если взять за основу цифру в 800 тысяч человек, невелик. Почему же так много недовольства среди родителей и учителей?

Судя по редакционной почте, многие родители российских детей начинают при переизбытке в школе мигрантов переводить сыновей и дочерей в другие школы, а некоторые вообще переезжают.

Знаю семью, которая из-за непрекращающихся конфликтов с одноклассниками сына, детьми мигрантов, которых в школе уже половина, перебралась из Подольска в небольшой посёлок в Тверской области, где иностранцев нет вообще.

Учителя жалуются на перегруженность, а родители — на буллинг (причём и со стороны местных детей, и со стороны детей-мигрантов) и на падение качества обучения. Так сколько таких детей может быть в классе? Десять, двадцать, тридцать процентов? Ответа нет, хотя только в 2021 году этот вопрос обсуждался на различных совещаниях не единожды.

В марте эту проблему поднял Владимир Путин на заседании Совета по межнациональным отношениям: «В некоторых европейских странах, да и в Штатах тоже, когда уровень детей-мигрантов в школе достигает определённого процента, местные жители своих детей из этих школ забирают… совершенно очевидно, что количество детей-мигрантов в наших школах должно быть таким, чтобы это позволяло их не формально, а фактически глубоко адаптировать к российской языковой среде. Но не только к языковой — к культурной вообще, чтобы они могли погружаться в систему наших российских ценностей».

Эти вопросы обсуждали и на прошедшей в декабре на базе Набережночелнинского государственного педагогического университета Всероссийской научно-практической конференции «Образование и диалог культур: традиции и современность». У университета большой опыт в обучении и социокультурной адаптации иностранных студентов и в подготовке педагогов, владеющих технологиями приобщения школьников к диалогу различных культур.

Конечно, главная проблема для детей-инофонов (принадлежащих к иной языковой общности) — это русский язык. Как их обучать? Создавать, как в Германии, Франции и Бельгии, так называемые приветственные классы, чтобы дети сначала более-менее овладели русским? Но в этом случае они как минимум на год отстанут от своих сверстников в других предметах. Возрождать, как было в девяностые, этнокультурные школы, в которых преподавание ведётся на родном для детей языке? Может быть, я не права, но этот путь мне кажется тупиковым.

Во-первых, эти дети не будут вписаны в нашу социальную и культурную среду и так и останутся «чужими».

Во-вторых, придётся либо готовить, либо завозить педагогов, владеющих языками стран СНГ.

Всё же разумнее всего учить детей-инофонов в поликультурных классах, с русскоязычными ровесниками, вовлекая их во внеурочную деятельность — во всевозможные кружки и спортивные секции. Наверное, придётся и выделять школам, в которых учатся дети, не владеющие русским языком, дополнительные ресурсы.

Может быть, предусмотреть ещё одну ставку психолога, который сможет гасить возникающие конфликты, и ставку русиста, который будет заниматься с такими детьми русским языком и литературой вне уроков.

Хотим жить в просторных домах, ходить по чистым улицам, но не хотим их мести и требуем закрыть двери для мигрантов. Мечтаем об обеспеченной старости, но не рожаем детей. Чем-то придётся всё-таки пожертвовать.

Ну а мантра о том, что гастарбайтерам платят копейки и поэтому не растёт и зарплата у россиян, устарела. Несмотря на резкое уменьшение количества мигрантов, в страны СНГ в этом году была переведена рекордная сумма в 2,286 млрд долларов. Зарплата россиян и иностранцев на аналогичных должностях сравнялась. Причину низких доходов надо искать не в мигрантах, а в чём-то другом.

Читайте также: Опубликован полный список арестованного имущества и активов Порошенко

Людмила Мазурова

Добавить комментарий