«Колесо генотьбы» сделало резкий поворот: кого на самом деле могут судить в Гаагском трибунале по Донбассу

На Украине наблюдается резкое изменение отношения к решению Гаагского трибунала начать расследование военных преступлений, совершенных на территории Украины, в частности на Донбассе. 

Сначала заявление Международного уголовного суда (МУС) в Киеве многие восприняли с эйфорией, мол, теперь Гаага привлечет к ответственности Россию за действия в Крыму и на Донбассе. 

Именно такую риторику использовал МИД Украины и некоторые представители предыдущей власти. 

Однако позже началось «прозрение».

Во-первых, прокуроры МУС заявили, что военные преступления совершали «разные стороны конфликта». То есть действия Украины во время боевых действий также могут стать объектом расследования.

А во-вторых, Россия юрисдикции Гааги не признает, поэтому и выдавать никого не будет. А вот Украина обязана будет представить к уголовному трибуналу всех, на кого он укажет.

Конечно, остается опция этого не сделать. Однако имиджевые последствия от этого предугадать нетрудно. 

Мнения на Украине о решении Гааги собрало украинское издание «Страна.уа». 

Что решил трибунал

«Страна» уже детально расписывала суть заявления МУС по Украине. 

Прокурор Гаагского трибунала 11 декабря закончила предварительное следствие и начала официальное расследование по Украине. Речь о военных преступлениях, политически мотивированных преследованиях, задержаниях и казнях — именно эти вопросы входят в компетенцию суда. 

Следствие охватит периоды начиная с 20 февраля 2014 года. То есть — начиная с расстрелов на Майдане. А также события в Крыму и война на Донбассе.

Будут исследоваться эпизоды, которые вошли в отчеты ООН по нарушению прав человека в Украине.

Точный список преступлений, по которым открыли производство в Гааге, пока неизвестен. Но, как пообещали в суде, речь о нарушениях международного права со всех разных сторон конфликта. Таковыми МУС назвал Украину, «ДНР/ЛНР» и Россию. 

В этом смысле важно понимать, что из указанных сторон только Украина признала над собой юрисдикцию МУС (это произошло в 2014 году).

Следовательно, если военным преступником признают человека, отдавшего приказ, к примеру, нанести ракетный удар по центру Луганска, то Киев обязан будет его выдать. А та же Россия — нет. Не говоря уже про «ЛДНР». 

И этот момент выглядит для Украины максимально проблематичным: тема военных преступлений ВСУ в стране максимально табуирована. И в перспективе решение Гааги может вылиться для украинской власти в очень неприятные последствия. 

Вестники «перемоги» 

Тем не менее после того, как прокурор Фату Бенсуда сделала свое заявления, отдельные украинские политики начали выражать радость.

«В 2015 Украина обратилась в Международный уголовный суд в Гааге по военным преступлениям и преступлениям против человечности на востоке Украины и в Крыму. Прокуроры изучили документы и сегодня объявили историческое решение: есть все основания для начала официального расследования.

Международное правосудие не быстрое, но неотвратимое. Наступит день, когда российские преступники обязательно предстанут перед судом», — написал у себя в Twitter министр иностранных дел Дмитрий Кулеба.

Украина действительно обращалась в уголовный суд ООН — но не только в 2015 году. Кулеба не сказал, что также было обращение годом ранее по событиям на Евромайдане. Охватывает оно период с 21 ноября 2013 года по 22 февраля 2014 года.

В целом же обращений в МУС Украина направила за последние годы более десятка. Понятное дело, что речь шла о преступлениях противоборствующей стороны — России и «республик» Донбасса. 

Видимо, на этом строится уверенность Кулебы, что колокол в Гааге звонит по Москве.

В то же время МУС, как уже говорилось, нашел преступления у всех сторон конфликта. Более того, Киев сам согласовал Гаагскому трибуналу такой формат работы — МИД под руководством Павла Климкина без всяких оговорок признал юрисдикцию суда над Украиной. 

Поэтому ничто не мешает суду привлекать к ответу всех, кого он сочтет нужным. 

Но это не помешало и эйфории в связи с решением суда. Бывший генпрокурор Юрий Луценко заявил, что Украина шла к этому семь лет. И рассказал, как ездил в Гаагу, чтобы убедить судей не работать по Украине, а судить только Россию и сепаратистов. 

«Долго пришлось доказывать, что Украина сама даст правовую оценку отдельным правонарушениям наших военнослужащих на нашей территории. Мы просим международного суда по преступлениям, совершенным на временно неподконтрольной нам оккупированной части Украины», — написал он.

Отметился на теме и экс-премьер Арсений Яценюк, который вспомнил, что это его правительство обращалось в Гаагский трибунал по поводу России. 

«МУС начинает полноценное расследование преступлений, связанных с вооруженной агрессией России против Украины, и преступных действий режима Януковича во время Революции Достоинства», — заявил Яценюк.

Отметим, что на сайте трибунала нет ни слова о «преступлениях Януковича» или о том, что будет расследоваться исключительно агрессия РФ.

Там, повторимся, говорилось, что под следствием — в том числе и украинская сторона. И отдельно сказано, что на Украине идет в том числе и внутренний вооруженный конфликт. 

И вскоре многие на Украине посмотрели на ситуацию под другим углом и тут же увидели в решении Гааги начатки «зрады». 

«Чему радуемся?» 

О том, что с производством Гаагского трибунала против Украины не все так гладко, написал бывший активист Майдана и экс-нардеп Игорь Луценко. 

«Эти персонажи, которые ничего не понимают ни в праве, ни в защите, добились того, что Украина признала разово юрисдикцию МУС по военным преступлениям в связи с событиями на Востоке Украины и в Крыму.

А теперь — внимание. МУС считает, что у нас на Востоке — ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. Да, признаются случаи вмешательства в него РФ, но МУС считает это внутренним конфликтом.

А использование вооруженных сил против собственных граждан — это военное преступление без срока давности. Так что я поздравляю всех, кто взялся за оружие. Мы, по версии МУС, участники гражданской войны, то есть военные преступники», — пишет Луценко.

Он говорит, что из всех участников войны на Донбассе только украинские военные будут реально доступны гаагскому правосудию. Остальные либо отсидятся в «ЛДНР», либо их не выдаст Россия. 

«Кем тогда будет заниматься МУС реально? Правильно, нами. А что именно будет интересовать МУС — почитайте отчеты различных организаций, занимающихся правами человека в Донбассе. Там большая и лучшая часть — это о „преступлениях” украинской стороны, о взятии заложников, обстрелах», — напоминает бывший депутат.

«Например, взятие в плен — это военное преступление. Поскольку до 2019 года не было введено военное положение, то никаких пленных де-юре у нас не могло быть. Это — не пленные, с точки зрения МУС, это — заложники, уголовное преступление без срока давности.

Тем более, что в минских соглашениях, первых и вторых, Украина мудрой рукой Леонида Даниловича Кучмы признала наличие заложников и „незаконно удерживаемых лиц” прямыми текстом. Все доказательства для МУС готовы», — пишет Луценко.

Украинский активист Геннадий Друзенко написал развернутый пост под заголовком «Чему радуемся?».

Он напомнил, что юрисдикции Международного уголовного суда не признают многие страны мира — Россия, США, Израиль, Турция. А прокурора, которая открыла дело по Украине, американцы обложили санкциями — за то, что Гаагский трибунал прошлой весной начал расследовать американские военные преступления в Афганистане. 

Друзенко заявил, что полномочия прокурора Бенсуда скоро истекают, и она начала финализировать дела, которые вела. 

«Украинский кейс попал в первую категорию. Но опасность его именно в том, что МУС может принять его к рассмотрению. И тогда у Украины начнутся проблемы. Потому что приговоры по различным гиркиным, российским чиновникам и украинским коллаборационистам, которые совершали преступления против человечности или военные преступления, останутся без прямых юридических последствий для преступников.

РФ не ратифицировала Римский статут и не признает юрисдикцию МУС. Более того, Россия недавно отозвала свою подпись под этим международным соглашением. А украинский парламент наоборот признал ad hoc юрисдикцию „Гаагской Фемиды” в событиях, связанных с российской агрессией и аннексией Крыма. Это означает, что первая и основная мишень „гаагского правосудия” — именно украинские добровольцы, которые не имели статуса комбатантов в российско-украинской войне».

При этом автор поста пишет, что хитрость Луценко, Яценюка и Климкина, которые попросили Гаагу расследовать только преступления России, не удалась. 

«Часть 2 статьи 44 Процессуальных Правил Суда (Rules of Procedure and Evidence) прямо и однозначно запрещает такие «хитрости»: «если государство сообщает секретарю (Registrar) Суда о своем намерении представить заявление о принятии юрисдикции, Секретарь информирует соответствующее государство, что подача такого заявления влечет признание юрисдикции в отношении ВСЕХ преступлений, имеющих отношение к соответствующей ситуации», — цитирует Друзенко правила судопроизводства в Гааге.

«Украинских добровольцев их родина вынуждена выдать Гааге, как Косово недавно вынуждено было выдать МУС своего президента и героя национально-освободительной войны», — резюмирует Друзенко.

Читайте также: «Здобулы покращення»: Украина на пороге коллапса

Добавить комментарий