Чернеет море: экологи требуют расплаты для виновников аварии под Новороссийском

По мнению экспертов, защитить оружающую среду от загрязнений можно только с помощью больших штрафов.

© Стоп-кадр видео

Катастрофический разлив нефти под Новороссийском обусловлен состоянием сооружений Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) — объекты предприятия эксплуатировались много лет без капитального ремонта. Об этом 24 августа заявила вице-премьер Виктория Абрамченко. По ее словам, многолетняя эксплуатация инфраструктуры без ремонта — основная причина произошедшего.

Чиновница отметила, что масштабы ЧП окончательно не установлены даже спустя две с половиной недели после разлива. «Сменился просто подрядчик в этом году у нас, буквально в марте текущего года. А предыдущий, кто эксплуатировал, туда вообще не вкладывались», — сказала она.

Абрамченко фактически отвергла версию гендиректора КТК Николая Горбаня, который ранее называл основной причиной произошедшего скрытый заводской брак оборудования для загрузки нефти в танкер — гидрокомпенсатора выносного устройства.

Кроме того, Каспийский трубопроводный консорциум заявлял о загрязнении 200 кв. м акватории Черного моря примерно 12 кубометрами нефти. Однако эти оценки сильно расходятся с данными Института космических исследований РАН, который оценил площадь разлива в 80 кв. км. Всемирный фонд дикой природы, в свою очередь, оценил площадь загрязнения в 94 кв. км, а объемы выброса — в примерно 100 тонн. По мнению экспертов, эта цифра гораздо реалистичнее данных КТК, если учесть скорость подачи нефти в танкеры — 5 тысяч тонн в час или около 1,5 тонн в секунду. Таким образом, в течение только первых пяти секунд в море попало примерно 6 тонн нефти — а выброс прекратили далеко не сразу.

Уголовное дело о загрязнении морской среды после обысков на территории КТК 12 августа было переквалифицировано по более тяжкой статье (с части 1 на часть 2 статьи 252 УК РФ). Тем самым следствие признало, что загрязнение причинило существенный вред водным биоресурсам.

По оценкам члена Общественного экологического совета при губернаторе Краснодарского края Вениамина Голубитченко, ущерб от загрязнения нефтью черноморского побережья и особо ценной акватории Утриша исчисляется сотнями миллионов рублей — «ближе к миллиарду».

Экологи призывали власти Краснодарского края ввести режим ЧС после разлива нефти, но этого сделано не было. Руководитель программы по экологической политике ТЭК WWF России Алексей Книжников полагает, что ущерб теперь уже стоит оценивать в несколько миллиардов рублей, так как «ситуация развилась по наихудшему сценарию».

По сути, владельцы нефтяной трубы, убедив власти, что ситуация экстренных мер не требует, в итоге приумножили нанесенный окружающей среде ущерб, считают экологи.

Грязный бизнес

Каспийский трубопроводный консорциум (КТК) был создан 17 июля 1992 года. Это совместное предприятие России и Казахстана с участием частных компаний из других стран. КТК обслуживает магистральный нефтепровод протяженностью более 1,5 тысяч км, который проходит по территории Казахстана и России. Нефть поступает на терминал поселке Южная Озереевка под Новороссийском — там происходила загрузка танкеров, которые отправляются по всему миру.

В 2001 году, когда началась работа нефтепровода и терминала, через эту систему проходило 28,2 млн тонн нефти в год. Затем консорциум увеличил объемы прокачки более чем в два раза, до 67 млн тонн в год. Такой рост в консорциуме объясняли модернизацией инфраструктуры — однако, как известно теперь со слов вице-премьера Абрамченко, сооружения предприятия не знали капитального ремонта. При этом КТК планирует новое расширение мощности трубопровода, чтобы в 2024 году прокачивать уже до 80 млн тонн в год.

Жители Новороссийска, наблюдая работу КТК все 20 лет, связывают крупные выбросы нефти на его территории именно с беспощадной эксплуатацией — каждое расширение «трубы» для увеличения объемов прокачки уменьшало надежность системы и приводило к выбросам нефти в море.

Еще в 2007 году люди жаловались на резкий нефтяной запах со стороны КТК, беспокоясь, что он отравляет курортную зону. Местная экоактивистка Татьяна Трибрат заявляла, что консорциум «не получил разрешение на строительство своей трубопроводной системы». «Для этого нужно было получить положительное заключение федеральной экологической экспертизы проекта. Этого решения нет, но это не помешало им приступить к строительству и благополучно его завершить. До сих пор на руках у КТК только разрешение на продолжение разработки ТЭО проекта. Поэтому все объекты КТК в Новороссийске — обыкновенный самострой», — говорила она.

Напрашивается вывод, что разлив нефти в начале августа был вполне ожидаем, ведь нагрузку на инфраструктуру за 20 лет увеличили втрое, а в модернизацию не вкладывались.

«Госструктуры уже заявили, что КТК обманул государство. Известно, что у КТК, например, не все гладко с санитарно-защитными и в Азовском море, и на Кавказе. Я знаю, что в окрестностях Новороссийска местные жители и раньше жаловались на их деятельность», — подтверждает кубанский эколог Евгений Витишко.

Об упомянутой Викторией Абрамченко смене подрядчика КТК за полгода до аварии под Новороссийском писали СМИ. В течение многих лет Каспийский трубопроводный консорциум обслуживала компания «Ламналко» — российское юрлицо кипрской компании Smit Lamnalco Limited. В 2010 году КТК заключил с этой компанией 10-летний контракт на обслуживание нефтеналивного терминала под Новороссийском. Контракт предусматривал, среди прочего, работу по ликвидации ЧС — в частности, разливов нефти и пожаров.

Происшествия на территории терминала за эти годы происходили неоднократно, хотя в силу сравнительно небольших масштабов не привлекали такого общественного внимания, как недавний разлив нефти. Так, в июле 2016 года аварией обернулась погрузка танкера Eurochempion на выносное причальное устройство (ВПУ № 1) — в результате это устройство временно выводили из эксплуатации для ремонта. Весной 2018 года плановая проверка Ростехнадзора выявила на предприятии четыре нарушения обязательных требований — «в частности, не обеспечен своевременный пересмотр необходимой документации по разработке мероприятий по предупреждению возможных аварий, а также не в полном объеме выполняются требования к безопасной эксплуатации магистрального трубопровода», сообщало ведомство.

Услуги по ликвидации разливов нефти и тушению пожаров КТК оказывали сторонние структуры — «Экошельф», ФГУ «НУ АСПТР», ОАО «ЦАСЭО» и ООО «Транснефть — Сервис». Последняя компания в марте и стала новым подрядчиком консорциума вместо «Ламналко».

В структуре акционеров КТК российские юрлица составляют меньшинство, владея суммарно 31% акций. Больше 20% акций у Казахстана, 16,75% — у американских игроков, остальные — у частных зарубежных компаний. Таким образом, две трети акционеров консорциума попросту не видят смысла нести затраты для защиты экологии российских регионов.

Научный руководитель Института проблем глобализации, доктор экономических наук, действительный член РАЕН Михаил Делягин считает проект консорциума «бессмысленной аферой». «Для России невыгодно существование КТК ввиду того, что его труба принадлежит не целиком стране, а иностранным компаниям. Нам уже давно пора перейти к прокачке нефти по национальным трубопроводам», — подчеркнул он.

Урок «Норникеля»: есть чего бояться

Руководитель направления «Климат и энергетика» «Greenpeace России» Василий Яблоков называет экономию на модернизации инфраструктуры основной причиной нефтеразливов по всей России.

«Нефтеразливы являются системной проблемой и связаны с низким уровнем обновления инфраструктуры, нежеланием нефтяных компаний вкладываться в модернизацию. Так, например, некоторые объекты эксплуатируются со времен Советского Союза. Нефтяные компании экономят на модернизации и тем самым снижают себестоимость добычи, а значит — повышают прибыль. Штрафы за экологические нарушения все еще остаются крайне низкими и не мотивируют компании соблюдать высокие экологические стандарты. Огромный иск в отношении „Норникеля“ стал прецедентом», — отмечает он, ссылаясь на прошлогодний инцидент, когда на ТЭЦ в Норильске прорвало резервуар с дизельным топливом.

Объем разлива нефтепродуктов в Норильске был оценен в 21 тысячу тонн. За экологический ущерб дочерней компании «Норникеля» выставили штраф в 146 млрд рублей. Впрочем, это пока единственный пример действительно сурового наказания за загрязнение окружающей следы топливом — поэтому руководство КТК наверняка еще надеется избежать больших штрафов. Будь случай с «Норникелем» правилом, а не исключением, в консорциуме гораздо раньше задумались бы о риске больших убытков.

Без жесткого государственного контроля ситуацию не изменить, а огромные штрафы — единственно эффективный рычаг давления, подтверждает гендиректор экологического правового центра «Беллона» Александр Никитин. «За состояние всех трубопроводных систем, промышленных объектов, связанных с нефтью, в том числе ее добычей и переработкой, отвечает их владелец. Он должен выполнять различные ежедневные, ежемесячные и ежегодные технические мероприятия — осмотры, оценки состояния инфраструктуры и так далее. Все это требует вложения средств, но владельцы, как правило, делать этого не хотят. Их нужно заставлять. А заставлять можно только способом сурового надзора со стороны государства. Можно, конечно, взывать к совести владельцев, но для них основную роль играют деньги. Они не хотят их тратить, поэтому мы и видим такую печальную ситуацию с разливами нефти», — пояснил он.

Бизнесмены будут заинтересованы в модернизации своих предприятий, если вопрос экологической безопасности объектов связать с их личным благосостоянием, полагает глава «Зеленого патруля» Андрей Нагибин. «Сейчас закон позволяет владельцам предприятий уйти от ответственности за нанесенный природе ущерб. Если они будут нести ответственность персонально, в размере 10-20% в зависимости от ущерба, рисковать своими яхтами и дворцами, тогда будет мотивация модернизировать устаревшее оборудование и не допускать катастроф», — констатирует он.

Глеб Иванов

admin

Добавить комментарий